март-апрель №2(46), 2010



 

Путешествие: Жемчужина Африки
Дарья Ткачева
Авантюристы едут сюда за яркими приключениями, сдобренными хорошими порциями адреналина; уставшие от городской суеты — за щебетом экзотических птиц на великих африканских озерах; любители дикой природы — за львами, охотящимися в высокой траве на антилоп

Непроходимые джунгли и ровно подстриженные, словно английский газон в Гайд-парке, изумрудные чайные плантации, бешено бурлящий Белый Нил и спокойное умиротворенное озеро Буньоньи с тридцатью островками... А если добавить к этому необычайно богатый животный мир, то вы поймете, почему Уинстон Черчилль назвал Уганду «жемчужиной Африки».

Знакомство с Нкоринго

Национальный парк Бвинди расположен в гористой местности на юго-западе Уганды, на границе с Руандой и Демократической республикой Конго, на краю Великой Рифтовой долины. Этот огромный вечнозеленый лес местные жители называют «непроницаемым»: кроны огромных многовековых деревьев часто не пропускают и лучика света. Настоящий рай для ботаников и биологов, в последнее время Национальный парк Бвинди привлекает любителей экотуризма со всей планеты — от многообразия животного и растительного мира захватывает дух, но главное, ради чего едут сюда — конечно же, горные гориллы. Всего на Земле их осталось не более 700 особей, и большая часть популяции живет здесь, в Бвинди.

Гориллы — животные семейные и кочевые: они живут в группах от 10 до 25 особей и перемещаются большим караваном по бескрайнему океану джунглей. Сейчас туристы могут «зайти в гости» к четырем семьям, у каждой из которых есть свое имя: Мубаре (16 горилл), Хабиньянджа (23 гориллы), Рушегура (13 горилл) и Нкоринго (19 горилл). Для посещения каждой семьи необходимо получить разрешение, которое следует запросить заблаговременно, не менее чем за три месяца до поездки. Поклонников экотуризма становится все больше, но Администрация живой природы по-прежнему выдает не более 6—8 разрешений в день на просмотр каждой из групп горных горилл.

Нас ждет семейство приматов Нкоринго. Подъем затемно. Солнце еще не взошло из-за вулканов Вирунга и не осветило кроны «непроницаемого леса» Бвинди, а мы уже штурмуем местами раскисшую после дождя крутую извилистую тропу из красной глины, которая словно ковровая дорожка, выводит нас к вечнозеленому миру. Гуденье насекомых, щебет птиц, сияние капель росы на листьях, дыхание ветра, ускользающие запахи леса… В голове сумбур от прихотливых и восторженных мыслей. Начинаешь чувствовать себя настоящим следопытом, который идет по следу крупного зверя.

Гид с помощью мачете прорубает дорогу сквозь клубки лиан и разлапистых папоротников, пока не натыкается на аккуратно сложенную большую копну веток: это ложе гориллы — семейство где-то уже совсем близко. И вот между деревьями в траве показывается огромный черный мохнатый Кинг-Конг и зевает, обнажая устрашающие клыки. Невольно начинают подгибаться коленки, и хочется как можно дальше спрятаться за кустами папоротника. Но гид с усмешкой говорит: «Да это же Рафик. Не бойтесь!». Здесь у каждого члена семьи Нкоринго есть свои имена. «Рафик» на суахили означает друг. Этот большой примат первым из всех родственников перестал бояться человека и благосклонно смирился с присутствием его в своей жизни. Надо признать, что у рейнджеров парка Бвинди уходит от 2 до 3 лет, чтобы постепенно приучить горных горилл к человеку. Только после того, как рейнджеры полностью уверены, что у примата не будет неожиданной вспышки агрессии или какой-либо другой неадекватной реакции, они разрешают визиты туристов.

Однако на всякий случай проводник дает нам подробный инструктаж по правилам безопасного поведения с горными гориллами: руками не размахивать, не делать резких движений, говорить только шепотом. И ни в коем случае не пользоваться вспышкой фотоаппарата, резкий свет пугает приматов, а реакция может быть непредсказуемой: хорошо, если просто испугаются и убегут. Если вдруг горилла проявляет агрессивность, то надо встать на четвереньки, опустить голову и глаза, не смотреть на них в упор, но издавать глухой рычащий звук. Увидев наши большие испуганные глаза, проводник решил добавить: «Но я думаю, что до этого не дойдет… Вообще эти животные кротки, спокойны и пугливы, несмотря на свои внушительные размеры».

Тем временем наш друг Рафик, всем своим видом показывая, что ему совершенно безразлично, следят за ним или нет, решил позавтракать. И чем дольше наблюдаешь, как он с аппетитом, облизывая пальцы, жует траву, как отводит взгляд, когда наводишь на него камеру, тем сильнее начинаешь верить в теорию Дарвина о происхождении человека. Сходство в движениях, выражении лица — поразительное.

Гид советует не отвлекать Рафика от трапезы и пойти посмотреть, чем заняты другие члены семьи Нкоринго. Вглядываемся в лесную чащу и замечаем самку гориллы, на широкой и пушистой груди которой пригрелись малютки-двойняшки. Держась за шерсть мамы, они с любопытством уставились на людей, которых видят, похоже, впервые в жизни. Мама-горилла, оценив ситуацию недоверчивым взглядом, предпочитает удалиться на безопасное расстояние, прижав покрепче к груди своих малышей.

Неподалеку, как и положено подросткам, резвится, лазая по деревьям, подрастающее поколение приматов. Неожиданно резвые шалуны притихли: показался Он, Big Boss, глава семьи, самый большой и грозный. С чувством собственной важности он водружает свою огромную тучную тушу на охапку листьев, точно на дорогое кожаное кресло из президентского кабинета, и с важным видом озирает окрестности. Только король может так смотреть на своих подданных с высоты своего престола. Впрочем, надо признать, что Big Boss здесь и правда король, и злоупотреблять гостеприимством его величества не стоит. Лучи солнца, кроме того, все реже и реже проникают сквозь густые кроны, а нам еще предстоит спортивная прогулка с препятствиями обратно в наш уютный эко-лодж Nkuringo camp site. Обратный путь, как это часто бывает, дается куда легче, а мысли о предстоящем ужине заставляют ускорить шаг. Местный специалитет — парное мясо с горячим матоке (сорт зеленых бананов, которые едят в вареном виде), мало отличающимся по вкусу от нашего картофеля, а в качестве закуски — гуакамоле, салат из авокадо. Тем временем красное солнце проваливается в кратер вулкана Вирунга, во дворе разжигают костер, и местные жители в красочных африканских костюмах начинают петь и танцевать под тамтамы. Перевариваем сытную еду и новые впечатления. Надо как следует отдохнуть — на следующий день запланирован не менее увлекательный маршрут.

Ноев Ковчег Ее Величества Королевы Елизаветы

Диковинные яркие птицы возвещают о рассвете. На этот раз из мира буйных трав и зеленых красок отправляемся в не менее яркое место, привлекающее своей брутальной красотой. Queen Elizabeth National Park назван в честь английской королевы Елизаветы, которая посетила его в 1954 году во время своего тура по Британским колониям. Парк располагается в западной Уганде и лежит у подножья величественных гор Рувензори, гранича с Великими африканскими озерами: Эдуард и Джордж. Озера связаны каналом Казинга, буквально кишащим гиппопотамами. Во время лодочной прогулки открывается ошеломляющий вид на сотни этих млекопитающих, греющихся на залитых солнцем берегах. Также здесь обитает около 600 разновидностей птиц, что намного больше, чем в любом другом национальном парке Африки: альбатросы, великолепные розовые фламинго и, конечно, национальный символ Уганды — венценосный журавль.Приезжаем ранним утром, когда рыбаки на озере Эдуард раскладывают на берегу свой улов для продажи. Рыбья чешуя так искрится на солнце, что кажется, будто здесь проходит ярмарка серебряных изделий. Рядом стройные фигуры женщин, повязавшие на пояс национальные африканские ткани с яркими геометрическими рисунками. На головах у них большие соломенные корзины с фруктами, которые они несут, не придерживая руками, так легко и плавно, словно манекенщицы, идущие по подиуму. Вся эта сценка деревенской жизни безумно напоминает известные картины в танзанийском стиле Тинга-Тинга, которые обычно продаются во всех сувенирных магазинах Восточной Африки.

Заезжаем в Mweya Safari Lodge — недавно отреставрированный отель с видом на горный хребет Рувензори, примечательный тем, что здесь в президентском номере останавливалась английская королева. Отель и сейчас готов к приему VIP-персон: во дворе имеется вертолетная площадка, бассейн, бары и рестораны, сувенирные магазины, интернет-кафе и конференц-зал. Оставив вещи в этом комфортабельном не только по африканским меркам отеле и вооружившись фотокамерами, отправляемся на охоту за «большой пятеркой»: львом, слоном, буйволом, носорогом и леопардом.

Вздымая в небо клубы красной пыли, мы бороздим на джипах угандийскую саванну. Возле нашей машины почти все время крутятся любопытные зебры. Эти самые добродушные на вид животные, оказались еще и настоящими фотомоделями: так и стараются попасть в объектив в эффектных, фотогеничных позах. Рядом буйволы развлекаются тем, что трутся рогами об землю. А вскоре показывается и еще один представитель «пятерки» — африканский слон. В отличие от зебр, он оказался интровертом и поспешил ретироваться в буш. Поодаль, под ярко-зелеными зонтиками акаций, прятались жирафы, изо всех сил вытягивая свои длинные шеи, чтобы сорвать сочную листву. Нам показалось, что за этот день нам удалось увидеть как минимум половину «экипажа» Ноева ковчега: леопардов, гиен, бородавочников, африканских буйволов, слонов, жирафов, водяного козла синг-синг, угандийского болотного козла, топи и еще многих других. Однако мы все равно слегка разочарованы, потому что не встретили Его — царя зверей. Но наш гид Эверест утешает обещанием, что следующим утром мы отправимся в Ишашу, где увидим не просто львов, а лазающих по деревьям львов.

Быть львом

Ишаша — часть Националь­ного парка королевы Елизаветы на самой границе с Конго. Это огромное плато с невысокими холмами по краям. На юге оно постепенно переходит в горную цепь Муфумбиро Рэндж, а на севере в ясную погоду открываются туманные и таинственные Лунные горы, Рувензори. Первым из европейцев Лунные горы увидел в 1888 году знаменитый исследователь Африки и журналист Генри Мортон Стенли. В его честь названа самая высокая гора с несколькими вершинами, в том числе третьей по высоте точкой Африки, пиком Маргерит (5109 м.). Многие туркомпании предлагают восхождение на гору Стенли до вершины Маргерит, но подобный треккинг по горам требует хорошей физической подготовки. Мы решили, что проверим свою выносливость в следующий раз, а пока будем ходить с высоко поднятыми головами, чтобы не пропустить знаменитостей Ишаши — львов-древолазов. Эверест возит нас вдоль берегов реки Ишаша, подъезжая к каждому дереву, а мы, сгорая от нетерпения, настраиваем наши бинокли в надежде увидеть лежащих на ветвях львов. Время идет, а ветки деревьев заняты лишь птицами. Но вот, наконец, после нескольких кругов по саванне вдали замаячило дерево с большой тенью внутри крон… Неужели это он, царь зверей? И точно, развалившись на ветках дерева, словно в шезлонге, лежит лев, снисходительно взирая на происходящее в буквальном смысле сверху вниз. Его вид совершенно не вызывает чувства страха, а, наоборот, скорее умиление, так он расслаблен и мил. Зевнув во всю свою царскую пасть, лев принимается умываться, в точности как мой кот.

Вершины Рувензори облачились в розовую вуаль, а жирафы уже доставали своими рожками до закатного солнца, когда, довольные, мы отправились обратно в Mweya Safari Lodge. Мы едем молча и про себя гадаем, почему же эти львы, обычно предпочитающие твердую землю, живут на деревьях. И тут Эверест, словно подслушав наши мысли, произносит:

— Бвана, им хорошо на дереве!

— А почему им там хорошо?

Эверест пожимает плечами и глубоко надолго задумывается. Мы не торопим его с ответом, но все же ждем с нетерпением. Из опыта мы уже знаем, что от африканских гидов при желании можно узнать много любопытных вещей.

— Если бы я был львом, я бы тоже жил на дереве, — отвечает Эверест после продолжительного молчания.

— А почему?

— Там прохладно, не кусают насекомые, там спокойно. Не надо бояться других зверей.

— Царь зверей никого не боится! Это его должны все бояться.

— Это не правда, бвана. Всякий зверь боится. Если бы я был львом, я бы тоже боялся.

И все снова погрузились в молчание, размышляя о том, каково это — быть львом.

После физически и эмоционально насыщенных прогулок по дебрям джунглей и захватывающих дней сафари хочется полного расслабления. Идеальное для этого место — озеро Буньоньи

Дом маленьких птиц

Кратерное озеро Буньоньи образовалось 10 тыс. лет назад вследствие извержения вулкана: лава перекрыла реку, в результате чего появилось озеро площадью 60 км2. Говорят, что глубина здесь в некоторых местах доходит до 900 метров, и если верить этим данным, то Буньоньи — второе по глубине озеро Африки после Танганьики. Немаловажный факт, что Буньоньи еще и одно из немногих африканских озер, в котором можно совершенно безопасно купаться.

Буньоньи буквально усеяно небольшими островами, представляющими из себя холмы или ровно порезанные, словно куски пирога, террасы, на которых местные жители выращивают овощи и фрукты. Деревянные коттеджи Bushara Island Camp, расположенные на одном из самых крупных и в то же время уединенном острове Бушара, — идеальное место для спокойного, медитативного отдыха. Ровная гладь, безмятежность, узкие пироги рыбаков, скользящие по озеру, — сложно представить себе место, более далекое от городской суеты. Для постояльцев предлагается комплекс африканских развлечений: круиз по островам на туземных каное, рыбалка, поход в деревню пигмеев, этнические вечера и наблюдение за многочисленными птицами озера. Ведь в переводе с суахили Bunyonyi означает «дом маленьких птиц»: здесь живут не только крохотные пестрые птички, но и более крупные, в том числе знаменитый венценосный журавль.

В полной мере оценить всю красоту озера, его изрезанные берега, острова причудливых форм можно с высоты ресторана отеля Arcadia cottages, расположенного на самом высоком холме побережья. Здесь предложат незатейливую европейскую кухню, которая покажется самой вкусной из всех, что вы пробовали за последнее время поскольку она приправлена благоуханием экзотических цветов, райским видом, щебетом птиц.

И если после такого умиротворяющего отдыха снова захочется острых ощущений, всплеска жизни и адреналина, тогда каски, жилеты, весла в руки — и добро пожаловать в Джинджу, к истокам Белого Нила, к самому экстремальному рафтингу на континенте.

Adrenaline rush

Город Джинджа, расположенный на слиянии Нила и озера Виктория, — это удивительный островок Азии посреди африканского континента. Местная архитектура несет на себе отпечаток тех времен, когда город имел большое азиатское сообщество и был одним из центров индуизма в Африке. Не случайно это было одним из тех мест, где Махатма Ганди завещал развеять свой прах. Впрочем, туристов сюда привлекает не славная история этих мест, а прежде всего желание пощекотать себе нервы на бурных порогах Белого Нила.

Местные маршруты для рафтинга подойдут как новичкам, так и искушенным туристам-водникам. Посчитав, что мы уже вышли из возраста новичков, но до матерых рафтеров все же не доросли, мы выбрали маршрут средней сложности. Нам предстояло в течение дня пройти 11 порогов 3, 4 и 5 категорий сложности. Перед каждым из них наш капитан подробно рассказывал порядок действий, опасные места и повороты. До сих пор вспоминается безудержный, но добродушный смех нашего инструктора Майка, когда, увидев впереди слабое колебание воды, мы спросили его — какой категории сложности этот порог? «Ребята, — не жалея нас, честно признался Майк, — вы даже представить себе не можете, в какой отрицательной степени категория этого порога!». И тут все, кто находился в лодке, поняли, что их следующий шаг по суше будет уже после чего-то сверхъестественного и страшного...

И вот — первое препятствие. Метрах в пятидесяти практически такая же водная гладь, как и под веслом. Но за ней небольшой, но бурный водопад, в который нам предстояло нырнуть. Мы, обуреваемые животным страхом, несемся по самой середине течения, следуя за потоком. На какое-то мгновение наш рафт встает в вертикальное положение. Майк кричит что есть мочи: «Get down!», стараясь перекрыть рев стихии, мощная волна обрушивается с такой силой, что, кажется, каску сплющивает вместе с головой... Судорожно глотнув влажного воздуха, пытаюсь грести что есть силы... Еще удар волны… И все-все позади. Мы сделали это! Эйфория захлестывает, и место страха занимает азарт. Спасатели-угандийцы, юлящие вокруг нас на каяках, посмеиваются над всеми участниками. Наверное, абсолютно у всех, кто прошел первый порог, одинаковая реакция.

А дальше втягиваешься в процесс и уже начинаешь чувствовать единение со стихией, почти на подсознательном уровне выполняя то, что требуется. Один порог, за ним — второй и третий: где-то это бушующие водовороты, а где-то — водопады с острыми камнями. Но с каждым новым порогом наша команда все слаженнее проходит их, получая новую порцию адреналина в кровь. На финише — приятный сюрприз— огромный контейнер с прохладительными напитками.

Казалось, что ярче впечатлений уже не будет. Но Уганда — удивительная страна: чем дальше, тем больше и глубже она дает проникнуть в себя, прочувствовав все очарование и уникальность, получив массу новых ощущений.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group