январь-февраль №1(39), 2009



 

Дизайн: Особенные
Ольга Селезнева
О Новой Зеландии редко упоминают в новостях. Кажется, там ничего никогда не происходит. Отсутствие политической и иной активности новозеландцы компенсируют другими достижениями. В мире яхтинга «киви» заработали уникальную репутацию. Чтобы разобраться, откуда что взялось, мы расспросили самих новозеландцев: яхтеннного дизайнера Кевина Дибли и Гарри Хэзелла — управляющего директора новозеландского отделения компании Hall Spars&Rigging, поставляющей мачты для лучших яхт мира.

YACHTING:Слова Новая Зеландия в яхтенном мире произносят с придыханием. Говорят, у вас строят лучшие парусники, хотя не все понимают, в чем их «особенность».

КЕВИН: У новозеландцев страсть к яхтингу. О яхтах тут могут поговорить все. У большинства есть какая-нибудь лодка: парусная, моторная, катер, динги. У нас отовсюду очень близко до моря: люди, живущие в крупных городах, могут добраться до воды минут за десять. И все проводят свободное время на лодках и вокруг них. Даже наши дети начинают разбираться в лодках в самом раннем возрасте. Так что если кто-нибудь «из-за моря» хочет получить лодку, построенную в Новой Зеландии, он понимает, что это будет нечто особенное.

ГАРРИ: В наших школах для детей от 8 до 12 лет есть специальный курс Waterwise. Он учит, как обращаться с каноэ, каяком или маленькой парусной лодкой. Так что все получают «доступ» к воде благодаря как месторасположению, так и образованию. И основное, что делает яхтинг в Новой Зеландии очень привлекательным, — это его доступность. Все очень дешево: и владеть лодкой, и вступить в яхт-клуб.

YACHTING: Почему?

ГАРРИ: Потому что можно купить деревянный «Оптимист» за 500 дол. Дети могут вступать в яхт-клубы — членство стоит 50 дол. в год. Есть и такие клубы, где детям на первый год даже выдают лодки, — такой вариант обойдется долларов в 200.

YACHTING: Это все государственная поддержка?

ГАРРИ: Нет. Все оплачивается членами яхт-клубов. На некоторых лодках можно увидеть имя спонсора, но никакого государственного финансирования яхтинга нет, если не считать подготовки к олимпиадам. В Новой Зеландии государство не финансирует никакие виды спорта. Вообще-то, чтобы заниматься яхтингом, быть членом яхт-клуба не обязательно — выходишь в море, и все. Большинство так и делают

YACHTING: Новую Зеландию часто называют «страной парусов». Означает ли это, что индустрия производства моторных яхт здесь не очень сильно развита?

КЕВИН: Кстати, интересно, почему Новую Зеландию так называют. Вообще-то у нас больше моторных лодок. Парусных — процентов 30, правда, они очень высокого качества.

ГАРРИ: У нас распространены моторные лодки для рыбалки. Это самый популярный вид «спорта» в Новой Зеландии. У нас мало народа, поэтому много рыбы, ловить можно прямо возле берега. К примеру, Средиземноморье перенаселено, поэтому рыбы там, по нашим меркам, просто нет.

YACHTING: И все же, почему лодки, которые строят в Новой Зеландии, считаются очень особыми, очень хорошими, очень дорогими… и вообще, «не для всех».

ГАРРИ: Ну, на это есть три-четыре причины. Первая состоит в том, что новозеландцев очень много в любых командах, участвующих в гонках самого высокого уровня: в Volvo Ocean Race, в Кубке Америки, в классе Transpac 52. А новозеландцы — большие патриоты. Например, иностранный владелец команды хочет построить новую лодку, а его новозеландская команда знает множество новозеландских же людей, которые могут помочь — как с дизайном, так и с постройкой. Мы почти не строим массовых лодок — в основном это яхты по индивидуальному проекту. Самая большая «серия» у нас — Friendship 40, это 40-футовик дизайна Теда Фонтейна.

КЕВИН: И пять штук в год — это для нас уже серия.

ГАРРИ: Да, в 40-футовом размере. А та же Bavaria строит их тысячами.

КЕВИН: Не забывайте, что в Новой Зеландии населения всего 4 миллиона человек. Здесь нет большой «аудитории» для 70-футовых яхт. Хотя к нам доставляют много серийных европейских лодок, таких, как, например, Benetеau.

YACHTING: Это же так дорого — везти их через полмира! КЕВИН: Нет. Серийные лодки дешевле строить в Европе и доставлять их сюда. Потому что новозеландцы строят custom-лодки, очень высокого качества, с очень конкретными характеристиками — для круизов или для гонок.

YACHTING: А третья причина?

ГАРРИ: В строительстве лодок по индивидуальному проекту мы очень инновационны. К примеру, в 1987 году новозеландцы впервые построили 12-метровую лодку из фибергласса для Кубка Америки. До тех пор они были из дерева, потом из алюминия. Все думали, что построить пластиковый 12-метровик для Кубка Америки невозможно, потому что формула этого класса отличается строгими правилами. Мы также были первыми, кто оснастил суперъяхту карбоновым рангоутом и такелажем. И до сих пор мы единственные, кто производит гики с закруткой грота для суперъяхт.

YACHTING: Считается, что сегодня построить плохую лодку практически невозможно: современные технологии и материалы доступны всем. Вопрос только в цене…

КЕВИН: Но плохие лодки все еще строят. Это вопрос менталитета. У нас яхты строят сами яхтсмены. Возьмите Cookson Boats: те, кто их строят, тоже ходят на яхтах. И такие люди, как король Испании Хуан Карлос, покупают у них гоночные лодки именно по этой причине. Хотя в той же Испании, да и по всему миру достаточно других производителей. Если вы будете строить гоночную яхту, например, в Москве, то ваши строители просто построят ее по планам, предложенным дизайнером. Но они не будут понимать, что они строят.

YACHTING: То есть дело не в цене?

КЕВИН: Нет. Лодка должна подходить клиенту. И если она подходит по дизайну и конструкции, — это хорошая лодка. И она не обязана быть дорогой. Например, если клиент увлекается рыбалкой и собирается ходить только в прибрежных водах, а лодка позволяет это делать, — то это хорошая лодка. Но если человек хочет чего-то более дорогого, а все вложенные средства потрачены на глупые вещи, — это плохая лодка

ГАРРИ: У вас может быть хороший проект, хорошие материалы, но проблем не будет только в том случае, если яхтостроители хорошо понимают, как эти материалы использовать. Если они этого не знают, то даже хороший дизайн не гарантирует отсутствие проблем. Например, победители America’s Cup — команда Alinghi строила свою лодку в Женеве, не имея опыта строительства яхт для Кубка. В итоге они вынуждены были пригласить в команду несколько новозеландцев; строительство возглавил Тим Гарр, который построил все предыдущие новозеландские лодки для Кубка Америки. YACHTING: Давайте поговорим о том, что делаете вы.

КЕВИН: Мы специализируемся на лодках по индивидуальному проекту, помогаем клиенту воплотить мечту и получить то, чего не найти на лодках массового производства. Некоторым нужны лодки для гонки Сидней — Хобарт, например, или для кругосветного путешествия. У Dibley Marine очень маленький внутренний рынок — 5—10%. Большая часть моих клиентов «за морем», потому что они действительно считают, что Новая Зеландия — это что-то особое. А вот сами новозеландцы — это нация «самоделкиных», они все пытаются попробовать сами. С точки зрения бизнеса делать для них дизайн яхт довольно трудно. Не забывайте, что все новозеландцы по части яхтинга — сумасшедшие. Они могут быть докторами, адвокатами или членами правительства, но они проводят свое свободное время, занимаясь яхтингом. Здесь полно лодок, которые люди построили сами. Некоторые успешно, некоторые нет. Но все получают удовольствие от процесса. Так что мне проще работать с «заморскими» клиентами. Большая часть моих заказчиков из США, Австралии и даже России.

YACHTING: Вы выступили дизайнером строящейся сейчас в России яхты «Империя»…

КЕВИН: У «Империи» целая команда дизайнеров. Моя роль — координатор. Мы скомбинировали российские традиции постройки яхт из дерева с новозеландскими технологиями. Team Imperia, как мы себя называем, строит самую большую в мире частную парусную суперъяхту из дерева. Ничего подобного в России до сих пор не строилось, с новозеландской помощью это стало возможным. «Империя» — особая лодка, сочетающая классику и современность, это идея россиянина и патриота Виктора Лабусова, который разработал оригинальный дизайн и смог придать этой еще строящейся лодке статус суперъяхты. Это также очень экологичная яхта, построенная из российской древесины. Деревянные яхты дарят ощущения, каких не могут дать современные материалы.

YACHTING: Не просто работать, когда верфь так далеко.

КЕВИН: С современными средствами связи все просто. У меня есть клиенты, с которыми я никогда не встречался лично.

YACHTING: На чем вы больше сконцентрированы: на парусных или моторных лодках?

КЕВИН: Парусный яхтинг составляет меньшую долю рынка, но большую часть моего сердца. Я люблю работать с парусниками, а вообще я делаю все, кроме подводных лодок.

YACHTING: Гарри, ваша компания известна как один из лучших производителей мачт в мире…

До недавнего времени наша компания называлась Matrix Masts, сейчас мы стали частью Hall Spars&Rigging, это они сделали мачту для победителей Кубка Америки — Alinghi.

YACHTING: Matrix Masts тоже имела опыт работы с America’s Cup. Почему вы сотрудничали только с одной командой — британской Team Origin?

ГАРРИ (СМЕЕТСЯ): Потому что одной компании не под силу заниматься всем сразу, ведь для Кубка Америки всем нужны мачты в одно и то же время. Так что разные компании разобрали себе по команде. Мы также поставляем мачты крупным европейским верфям: Perini Navi, Wally, Swan. YACHTING: Вы оба известны как люди, которые серьезно занимаются яхтингом. ГАРРИ: Все люди, которые занимаются дизайном яхт в Новой Зеландии, имеют спортивное парусное прошлое.

КЕВИН: В моем яхт-клубе летом мы гоняемся по вторникам, средам, четвергам, пятницам и каждые выходные проводим гонку. Зимой по выходным тоже гоняемся: температура не опускается ниже 10 градусов и зимы очень короткие. YACHTING: А какие у вас лодки?

КЕВИН: У меня каяк — гоняюсь по рекам. Своей яхты нет, на нее нет времени. В основном я хожу в море с клиентами.

ГАРРИ: Мои сыновья гоняются трижды в неделю. Так что сейчас в семье сразу пять маленьких лодок.

YACHTING: Какие лодки вам нравятся больше?

КЕВИН: Любимый проект — тот, который делаешь сейчас. Для того чтобы сделать хороший дизайн, нужна абсолютная концентрация на проекте. А для себя я бы выбрал современную скоростную лодку с классической внешностью. ГАРРИ: Я бы тоже. Ненавижу ходить медленно.

YACHTING: Дайте профессиональный совет покупателю лодки.

КЕВИН: Сначала нужно в подробностях определиться, чего вы хотите от лодки и где собираетесь на ней ходить. Например, какие в этих местах глубины, есть ли мосты, которые накладывают ограничения на высоту надстройки. Собираетесь ли вы ходить в свежую погоду — в этом случае надо позаботиться о том, чтобы все углы в интерьере были мягкими и скругленными, чтобы не набить синяков. Таких мелочей тысячи, и все они должны быть учтены. Это бывает непросто сделать с тем человеком, который строит свою первую лодку. Если опыта нет, стоит нанять для консультаций того, кто поможет выбрать правильное решение. Тащите всех: дизайнера, яхтсмена, строителя, капитана, тогда вы сможете понять проект и внести, если надо, изменения.

ГАРРИ: Все лодки очень разные. То, что нравится одному, может не понравиться другому. Но всегда самое большое внимание нужно обращать на мелочи.

Кевин Дибли, дизайн-бюро Dibley Marine Базирующаяся в Окленде студия Dibley Marine — одна из ведущих новозеландских компаний, занимающихся проектированием как парусных, так и моторных яхт по индивидуальным проектам в диапазоне от 20 до 170 футов. Кевин Дибли — дипломированный конструктор морских судов, более 30 лет проработавший в судостроении Канады и Новой Зеландии. Созданные им яхты участвовали во многих престижных океанских гонках, включая кругосветку Volvo Ocean Race. Дибли также консультировал многие яхтенные проекты — от постройки круизных яхт высшего класса до организации службы погоды в синдикатах, боровшихся за Кубок Америки.

Гарри Хэзелл, Hall Spars&Rigging Hall Spars&Rigging — известнейший производитель карбоновых мачт и рангоута. 20-летний опыт работы с карбоном и лидирующие в отрасли технологии сделали компанию основным поставщиком оснастки для суперъяхт по всему миру. Продукцией Hall Spars оснащаются парусные яхты лучших верфей: Swan, Wally, Oyster, Baltic, Grand Soleil, а также гоночные яхты, участвующие в самых престижных регатах — America’s Cup, Volvo Ocean Race, Transpac 52. Мачты Hall Spars используют российские команды Team Russia и Synergy. На сегодня у компании три производственные площадки: в США (Бристоль), Голландии (Брескенс) и Новой Зеландии (Окленд).

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group